Симонов: У огня

Симонов - У огня, иллюстрация

Стихотворение «У огня» у Константина Симонова появилось в 1943 году. Во время Великой Отечественной войны Симонов был корреспондентом фронтовой газеты, и побывал на различных участках фронта, сталкиваясь с разнообразными ситуациями, одна из которых возможно легла в основу сюжета «У огня». Стих известен под заголовком «Кружится испанская пластинка..», и был опубликован в том же году в журнале «Знамя».

Основной темой стихотворения является война, с ее ужасами и трагедией. Автор обращается к образам женщины на пластинке, и солдата, находящегося на передовой.

Композиция стиха состоит из двенадцати строф, которые представляют собой отдельные эпизоды или образы, собранные в общую мозаику войны и человеческих судеб. В стихотворении есть несколько ключевых элементов:

☝ Пластинка с испанской музыкой, символизирующая борьбу испанских революционеров и их надежду на лучшее будущее.

☝ Женщина-испанка, продолжающая плясать на вертящемся кругу.

☝ «Yo te quiero» (Я тебя люблю) — слова, которые женщина поет на испанском языке, символизирующие любовь и верность.

☝ Русский солдат под Сталинградом, исполнивший свой интернациональный долг в Испании.

Стихотворение относится к военной лирике, и является своеобразной хроникой времен войны. В стихотворении присутствуют образы женщины, танцующей под испанскую музыку, и солдата в тулупе. Эти образы символизируют одновременно надежду и тоску. Произведение наполнено эмоциональными высказываниями, которые позволяют читателю глубже понять состояние души главных героев и автора. В конце стихотворения автор оставляет открытым вопрос о судьбе солдата и женщины, что вызывает чувство неопределенности и надежды.

Наш краткий анализ, историю создания и текст стиха, читайте в материале.

У огня

Кружится испанская пластинка.
Изогнувшись в тонкую дугу,
Женщина под черною косынкой
Пляшет на вертящемся кругу.

Одержима яростною верой
В то, что он когда-нибудь придет,
Вечные слова «Yo te quiero»
Пляшущая женщина поет.

В дымной, промерзающей землянке,
Под накатом бревен и земли,
Человек в тулупе и ушанке
Говорит, чтоб снова завели.

У огня, где жарятся консервы,
Греет свои раны он сейчас,
Под Мадридом продырявлен в первый
И под Сталинградом — в пятый раз.

Он глаза устало закрывает,
Он да песня — больше никого…
Он тоскует? Может быть. Кто знает?
Кто спросить посмеет у него?

Проволоку молча прогрызая,
По снегу ползут его полки.
Южная пластинка, замерзая,
Делает последние круги.

Светит догорающая лампа,
Выстрелы да снега синева…
На одной из улочек Дель-Кампо
Если ты сейчас еще жива,

Если бы неведомою силой
Вдруг тебя в землянку залучить,
Где он, тот голубоглазый, милый,
Тот, кого любила ты, спросить?

Ты, подняв опущенные веки,
Не узнала б прежнего, того,
В грузном поседевшем человеке,
В новом, грозном имени его.

Что ж, пора. Поправив автоматы,
Встанут все. Но, подойдя к дверям,
Вдруг он вспомнит и мигнет солдату:
«Ну-ка, заведи вдогонку нам».

Тонкий луч за ним блеснет из двери,
И метель их сразу обовьет.
Но, как прежде, радуясь и веря,
Женщина вослед им запоет.

Потеряв в снегах его из виду,
Пусть она поет еще и ждет:
Генерал упрям, он до Мадрида
Все равно когда-нибудь дойдет.

Оставьте комментарий